Ветеран Вов Городилов Николай Михайлович

В связи с 70-летием победы России в Великой Отечественной войне я хочу рассказать о своём замечательном родственнике – отце моей жены – Городилове Николае Михайловиче, на долю которого выпало много тяжёлых испытаний.

Первые вехи жизни

С юности Николай Михайлович был пытливым и настойчивым пареньком, занимался спортом, очень любил лыжи. Проявлял способности в математике. В 24 года из далёкого Свердловска(ныне Екатеринбура) он отправился в Ленинград, имея за плечами Механический техникум, и самостоятельно поступил в университет на механико-математический факультет. Учился он азартно, с огромным желанием. Однокурсником Николая оказался будущий академик Ландау. И даже с ним Николай мог соперничать в университетских успехах.

Вечернего обучения тогда в университете не было, приходилось учиться днём, а по ночам разгружать вагоны, что бы обеспечить семью – Николай женился, появился сын Юрий.

Советско-финская война

У юноши были большие планы на будущее, но все их пришлось в одночасье забыть: 30 ноября 1939 года началась советско-финская война. Николай сразу твёрдо решил идти на фронт добровольцем, оставив учёбу и семью. Он отправился на краткосрочные курсы в Ленинградское артиллерийское училище, где и стал разведчиком. Николай мог в уме рассчитывать, какой необходим угол наклона орудия для стрельбы, и передавал эти данные артиллеристам.

Николай Михайлович вспоминал:

«До линии Маннергейма мы шли два дня. Порой финны выскакивали из кустов и стреляли по нашим танкам T-26, Т-27. Немцы внушили им, что наши танки сделаны из фанеры. Линии Маннергейма были устроены так: по всему Карельскому перешейку были доты и дзоты. Сверху – скала, камень, с боков  - тоже скалы, а с фронта установлены стальные и резиновые щиты в несколько рядов, а так же колючая проволока, по которой пропускался электрический ток. Бомбёжка с воздуха не давала результатов, артиллерия с фронта не брала. Командование в лице Будённого и Ворошилова решило отменить проход танками и основательно готовиться к прорыву. Морозы были очень сильными. Тогда выдавали положенные сто грамм водки. Я никогда не пил и не курил, а свою порцию отдавал другим.

Финны устраивали на нас нападения, забирались на деревья. Мы называли их «финскими кукушками». Тогда мы стали рыть землянки, ставить там печки, чтобы затем устанавливать их на лыжи и за танками прорываться в проходы. Но ничего не получилось – мешали проволока, обстрелы снайперов.

Ленинградец Васильев предложил добровольцам ночью проникнуть через эти проходы и блокировать линию Маннергейма, забросав её гранатами. Всё было совершено с большим энтузиазмом, и через два дня финны запросили мир».

Тринадцатого марта 1940 года Советско-финская война закончилась.

Великая Отечественная война

Николай Михайлович вернулся в Ленинград к семье, продолжил учёбу в университете. Но через год началась Великая Отечественная война, и юноша снова отправился на фронт.

Он уже отец двоих детей – Юрия и Раи.

Рассказывает Николай Михайлович:

«Перед боями за Москву в октябре мы прибыли со станции Озинки Саратовской области и высадились в Ленинских Горках. Наступательные части были взяты с предприятий, они не были обучены, не было боевого опыта. Наступление наше было мощным, мы прогнали немцев, создали пролом в наступлении.

Очень тяжёлые бои были на Курской дуге, таких мне еще не приходилось видеть: сотни танков с той и с другой стороны. Немцы хотели взять реванш после поражения под Сталинградом. Они сразу захватили двадцать восемь деревень, на следующий день наша армия взяла инициативу в свои руки и мы пошли в наступление. Бои были жестокие: из ста человек нашего подразделения осталось всего четыре, и я в том числе. Невдалеке увидел большой ров, пополз к нему и скатился на дно. Немцы туда сбрасывали своих убитых солдат. Пришлось притвориться мёртвым. Ночью с трудом по корням сосны я выбрался наверх.

Однажды мы готовились к бою, надо было произвести вначале пристрелку для батарей 76-мм пушек, чтобы не попасть в свою пехоту. Я видел, что в двух-трёх местах стоят сараи. Подумал: если я их подожгу, то по огню будет легко направлять стрельбу батарей. Доложил командиру. Получил разрешение. Поджёг один сарай, другой, и операция была успешно завершена.

Воевал на Калининском фронте (сейчас город Тверь), выполнял задание командования – осуществлял бои местного значения. Боеприпасов было очень мало, приходилось экономить. Много к нам поступало новичков, они быстро погибали, не имея ни какого опыта в боевых действиях. Много людей погибало и из-за положенных ста грамм водки. Я никогда не употреблял её, это помогало мне быть всегда в хорошей физической форме, сохранять так необходимую в боях сосредоточенность, трезвость ума и силу воли, принимать обдуманные, единственно правильные решения для выполнения боевых заданий».

Неоднократно за выполнение боевых заданий Николая представляли к правительственным наградам, но, видя горе и слёзы людей, смерть товарищей по оружию, он раз и навсегда отказался от наград, говоря, что не имеет права их получать!

Был еще такой трагический момент в боевой жизни Николая Михайловича: необходимо было взять высоту. Ближе к завершению штурма в живых осталось только трое солдат. Среди них был и Николай. Чуть позже он остался один. Он и выполнил задание. Это был подвиг, за который он мог получить звание Героя Советского Союза. От такого он не смог бы отказаться. Но, к сожалению, не было ни одного свидетеля, кто мог бы подтвердить, что Николай Михайлович взял эту высоту.

Николай Михайлович Городилов дожил до девяноста лет. Его дочь Раиса окончила Ленинградский институт холодильной промышленности. Сын Юрий получил образование в Ленинградском университете и стал доктором биологических наук.

Житель МО Звёздное,
"Житель блокадного Ленинграда"
Леонид Амосов
Газета "Звезда"22 июня 2015г.