Убийца Столыпина: кем на самом деле был Дмитрий Богров

22 февраля 2020

Мордко (Мордехай) Гершкович (настоящее имя Дмитрия Богрова) был одновременно анархистом и агентом русской царской охранки. Российские анархисты после повешения Богрова-Гершковича долго судачили по поводу его работы на охранное отделение. Сам Богров в своих последних показаниях не только признался в сотрудничестве с охранкой, но и сдал всех знакомых анархистов, кого только смог.

Богатенький сынок, заболевший анархизмом

Убийца Столыпина: кем на самом деле был Дмитрий Богров

Мордехай Гершкович был из богатой еврейской семьи (у его отца-домовладельца имелся полумиллионный доход). После окончания киевской гимназии он изучал юриспруденцию в Мюнхене, там же он ознакомился с трудами апологетов анархизма Петра Кропоткина и Макса Штирнера и проникся ими. По возвращении из Мюнхена 19-летний Мордехай-Дмитрий продолжил обучение в Киевском университете и одновременно стал членом местной анархо-коммунистической группы. По утверждениям историков, буквально спустя несколько месяцев Дмитрий Богров стал ещё и платным сексотом царской охранки (Киевского охранного отделения). Считается, что именно он (агент Капустянский) практически сразу же сдал полиции почти всех главных членов киевской анархо-коммунистической группы, возглавляемой Генрихом Сандомирским и Наумом Тышем. Всё это произошло в 1906 году.

Зачем ему это было нужно

О причине предательства Богрова потом много рассуждали сами монархисты. Брат Мордехая-Дмитрия Владимир утверждал, что будущий убийца Столыпина пошёл на этот шаг не из-за меркантильных соображений (сексотам охранка платила по 150 рублей в месяц) и не из желания предать соратников, он якобы своими действиями хотел подчеркнуть несовершенство самодержавия как строя (разложить его, так сказать, изнутри).

Богров служил помощником присяжного поверенного. На некоторое время он прекращал сотрудничать с охранкой, поскольку анархисты начали его подозревать в двурушничестве. Материальных проблем он никогда не испытывал и всегда мог рассчитывать на родительское вспомоществование. Судя по сохранившимся письмам метавшегося в поисках приложения своих сил Богрова-Герштейна, его снедала смертельная тоска по чему-то неосуществившемуся и непременно героическому, по тому, что он непременно должен совершить.

В начале сентября Мордехай-Дмитрий написал папе с мамой прощальное письмо-завещание, в котором признался в том, что его жизнь в любом случае закончилась бы так, как вскорости произойдёт.

Есть разные мнения по поводу того, кто и как готовил покушение на Петра Столыпина в Киевском оперном театре, но, исходя из протокола показаний самого Богрова (он опубликован), это была его личная инициатива, причём спонтанная.

Кто его пустил в театр, где был Столыпин

Документально подтверждено, что 1 сентября 1911 года пропуск Дмитрию Богрову на посещение Киевского оперного театра выписал лично начальник Киевского охранного отделения Николай Кулябко с согласия министра внутренних дел Павла Курлова и с ведома начальника дворцовой Охранной комендатуры Александра Спиридовича. В театре Богров из браунинга выстрелил в председателя Совета министров Петра Столыпина, смертельно ранив его. Столыпин умер спустя несколько дней. Скрываться Мордехай Гершкович не пытался, его схватили на месте. Это было одиннадцатое по счёту покушение на Петра Аркадьевича.

Дело спустили на тормозах

Богрова-Герштейна повесили спустя 12 дней после покушения на Столыпина на киевской Лысой горе. Предварительное и судебное следствие по этому делу было скорым. Вместе с тем никто из ключевых лиц царской охранки, так или иначе причастных к этому покушению, серьёзно не пострадал. Глава Киевского охранного отделения Николай Николаевич Кулябко был отстранён от должности и просидел под арестом всего несколько месяцев (амнистирован лично Николаем II). Остальные причастные официальные лица вообще не понесли никакого наказания.