Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

31 января 2021

Любители путешествий по заброшенным местам обнаружили отслужившую своё и покинутую советскую подводную лодку проекта 641, доступную для изучения фанатами военной истории.

Проход между отсеками

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?


Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?





Торпедный отсек

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Центральный информационный пункт

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Командный перископ

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Кресло командира

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Электрогенератор, контроль моторного отсека

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Контроль моторного отсека



Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Рабочее место главного механика

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?




Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Торпеда

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Торпедный аппарат

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Отсек контроля балласта

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Гальюн

Что внутри у заброшенной советской подводной лодки?

Из описания тех, кто делал снимки:
«Карабкаясь и ползая, мы наконец добрались до носового отсека. Здесь нас встретили еще шесть торпедных аппаратов и огромный макет торпеды. Эта подводная лодка была способна нести в общей сложности 22 торпеды, десять из которых находились в трубах, а еще двенадцать ожидали их размещения в трубах. Экипаж мог спать здесь рядом с торпедами, но когда подводная лодка была полностью вооружена, эта комната становилась такой же тесной, как и все остальное в подводной лодке.

Теперь безторпедный носовой отсек легко стал самым большим отсеком подводной лодки.

К сожалению, к тому времени, когда мы посетили подводную лодку, часть корпуса уже была отрезана, в ней были огромные залы, а оборудование частично снято или повреждено.
После ее 30-летней службы она была впоследствии разрезана на металлолом. Жалость… но делать было нечего. Во всяком случае, это было одно из самых захватывающих исследований в истории. Мы действительно наслаждались этим.»