Артур Конан Дойл и спорт

23 января 2019

Известный факт: Артур Конан Дойл, известный у нас как "отец Шерлока Холмса", любил спорт как и все британские джентльмены. Менее известно, как выглядели в те времена всем известные виды спорта. А то, как мальчик из бедной семьи дорос до мировой славы, обычно проговаривается бегло и невнятно.

Мы привыкли представлять сэра Конан Дойля почтенным джентльменом с седыми усами. Но так было не всегда. На фотографии - молодой врач Артур Конан Дойл. Здесь ему чуть больше 20 лет

Артур Конан Дойл и спорт

Артур Конан Дойл в детстве разбивает лица и сам много «получает»

В 1868-м огород за одной из вилл Эдинбурга стал местом серьёзной встречи шотландских пацанов. Малолетние бедняки из трущоб Сайеннес -Хилл приготовились навалять мажорам из благополучного Сайеннес-Гарденс. После переговоров решили ограничиться малой кровью: главный из бедного квартала проведёт кулачный бой против главного из богатого квартала. Честь района «нищих» защищал Артур Дойл, так как он был лидер и самый здоровый. Противника звали Эдди Таллок. Дойлу потасовка запомнилась:
------------------------
«Это был поединок во много раундов. Нас растащили, обошлось без нокаута. Кто победил по очкам, не берусь сказать. Но мы оба были в крови и получили немалое удовольствие. Я вернулся домой к Мэри Бартон (друг семьи, у которой довелось жить четыре года). Вид у меня был потрёпанный, одежда рваная и грязная, на лице - увечья. На замечание Мэри — «опять с синяком, сколько можно?» я заметил: «Да вы сходите поглядеть, какой фингал у Эдди Таллока!»».
----------------------------
Переезд четырёхлетнего Артура от родителей к знакомой их семьи — инициатива мамы будущего писателя. Причина вынужденной меры — пьяные дебоши бати. Зверские даже по меркам Британии XIX века, где высечь молодого человека в школе или дома считалось обычным делом. Особенно Чарльз Дойл лютовал в отношении сына — Артура. Сказать, что жизнь папы-алкоголика не сложилась, значит не сказать ничего. Начиналось сносно: Чарльз проучился в архитектурном, устроился по специальности в призрачном Эдинбурге.

В работе клерка в Госпалате по промышленности интересного и творческого маловато. Чарльз мечтал о славе в живописи. Но его иллюстрации для книг и рисунки в журналы раскупались вяло. А при подработке художником по уголовным делам в полиции выражать тонкие порывы души от него не требовали. Его отец и братья — успешные и влиятельные деятели искусства. Сначала Чарльз писал им в Лондон о своём окружении: «Шотландцы грубоваты, много пьют, но добры», а потом сам запил. Сравнивая себя с богемной, прославленной роднёй, он испытывал зависть и унижение

Артур в 6 лет с отцом

Пока соседи глушили виски, он до белой горячки хлестал дешёвое бургундское или жидкость для полировки мебели. Часто передвигался на четвереньках и забывал своё имя. Пропивал имущество и колотил семью. В итоге загремел в сумасшедший дом. По признанию Артура: «Жизнь этого талантливого, остроумного человека была трагедией нереализованных сил и неразвившихся дарований. Непонятая и недооценённая фигура»

Артур Конан Дойл и спорт

Автопортрет Чарльза Дойла

Создатель образа Шерлока с детства знал грубости отца, уличные драки в хмурых кварталах Эдинбурга и телесные наказания от учителей в школе Ньюингтон. Чтобы выжить и получать удовольствие от творящегося ада, пришлось искать способы развить бойцовские качества. А внутреннюю агрессию и горячие свойства ирландских кровей возникало желание направить в бокс. Особенно Артур это понял, когда, рассвирепев на ровном месте, хотел вломить помощнику сапожника, на что работяга огрел школьника по голове тяжеленным мешком с обувью и вырубил

Артур Конан Дойл и спорт

В иезуитском колледже — драки, розги, разбавленное пиво

Массовыми потасовками обычно заканчивались футбольные матчи учеников намоленного римско-католического колледжа Стоунихерст в графстве Ланкашир. Артур, обучаясь в этом «закрытом» заведении, ощущал дежавю — будто опять очутился в Эдинбурге и дерётся. Тактические схемы в матчах — как пойдёт, главное — уцелеть. Расстояние между штангами — два метра. Жёсткость подкатов и толчков не ограничивалась. Число игроков на поле — как карта ляжет. Хотя руководство Стоунихерста регламентировало ряд нюансов в правилах. Основной принцип — чтобы не как в школах протестантов

Артур Конан Дойл и спорт

[Необходимое примечание]

В то время ещё регби и футбол ещё не полностью разошлись на две разных игры, первые правила регби вышли только в 1845 году. Поэтому в футбол играли по средневековым правилам. Было только два новшества: кожаный мяч заменил отрубленную голову врага и не поощрялись убийства. На рисунке, как раз, поединок двух школ - детская игра. Посредине судьи-учителя, пытаются разнять слишком горячих игроков

Артур Конан Дойл и спорт

[ещё примечание]

А это чуть более позднее время, так выглядел универститетский футбол. Одним из игроков на рисунке вполне мог быть Артур Дойл

Артур Конан Дойл и спорт

[Народный футбол выглядел примерно так.]

Артур Конан Дойл и спорт

Холмс VS Мориарти

В Стоунихерсте действовали аскетичные нравы. Как-то Дойл и соученики соблюдали трёхдневный обет молчания, читали жития святых, молились. Все школьные годы — лютый режим. В пять утра — подъём по сигналу дудки. Отопление в спальнях считалось излишеством. Один год по стране бушевала эпидемия дифтерита, несколько учеников колледжа умерли, а крепкий здоровьем Артур не заразился. Ему не нравились ещё два фактора: математика и задиристые сокурсники — братья Мориарти. Не удивительно, что в произведениях о Шерлоке свирепствует криминальный авторитет — профессор математики Мориарти. [Так, это не я придумал. Все вопросы - к автору текста]

Артур Конан Дойл и спорт

Многим бокс XIX века представляется хаотичной мясорубкой. Он действительно таким был в начале столетия. Публичные поединки проводились на голых кулаках и часто прерывались копами. Пойманных секундантов и спортсменов арестовывали. Рваные раны лица, выбитые зубы, подкожные кровоизлияния, сотрясения мозга — обычные итоги тогдашних соревнований. Иногда врачи проводили пострадавшим от нокаутёров молодчикам процедуру вскрытия гематомы глаза, когда набухшее веко надрезали, чтобы дать стечь крови. В 1855-м товарищи Келли и Смит боксировали шесть часов пятнадцать минут. Но обычно схватки длились всего часа по два

Артур Конан Дойл и спорт

Во времена, когда студент Дойл начал практиковать бокс, в большинстве соревнований уже придерживались «Правил маркиза Куинсберри», которые утихомирили зверства и упорядочили уйму нюансов. Среди запретов — нельзя вешаться на противника и применять борцовские приёмы. В своде подчёркивалось, что выступать придётся в перчатках (непременно новых), хотя правило приживалось постепенно — до конца XIX века месива голыми кулаками оставались частыми. Совсем уж революционный пункт по части экипировки «Правил маркиза Куинсберри»: «Боксёрам башмаки с острыми каблуками запрещаются». Или вариант перевода этого постулата: «Ботинки с гвоздями без головок запрещены»

Артур Конан Дойл и спорт

По своду Куинсберри: «Во всех случаях, не предусмотренных этими правилами, надлежит пользоваться правилами Лондонского призового ринга». Последние были приняты в 1838-м и среди прочего запрещали пробивать головой, мочить лежачего с ноги, ударять в пах, царапаться и кусаться. Махать кулаками с предметами, зажатыми в ладонях, тоже больше не разрешалось.
Дойлу нравился старый добрый вариант бокса. Кулачные зарубы он поддерживал: «Уж лучше пусть наш спорт будет груб, чем мы станем женоподобны»

Да, это бокс.

Старый добрый "бокс", любимый Дойлем - это "catch as can catch", созданный ирландскими матросами и испоганенный в Америке до пятничного шоу, в духе первого Шрека

Артур Конан Дойл и спорт

Третьекурсник ВУЗа Дойл семь месяцев служил врачом на китобойном судне «Надежда» в районе Северного Полярного Круга (в Эдинбургском университете свалить на полгода без объяснения причин не считалось прогулом). В первый же вечер на борту корабельный стюард Джек Лэм, заметив, что в багаже Артура имеются боксёрские перчатки, предложил выяснить отношения. Переговоры получились лаконичными.
- Где и когда?
- Здесь и сейчас
Артур не дал заднюю и согласился, чтобы заработать авторитет в суровой бригаде. Лэм был жилистым костоломом, предпочитал «технику», поставленную в уличных разборках, и не имел представления о джентльменском, тактически умном боксе, к которому Дойл привык в институте. Джек резко принялся атаковать. Старался наносить серии ударов по корпусу. По голове попал только раз. Артуру пригодилось развитое чувство дистанции. Он внимательно оборонялся — нокаутом в печень явно бы не проиграл. Держал противника на расстоянии, выматывал, пару раз попадал в челюсть. Лэм удивлял выносливостью, но пропустил такой хук, что поплыл, его оглушило, он зашатался, посмотрел пустым взглядом и отключился. Моряки зауважали Артура. А стюард с громадным фонарём под глазом на перекуре утверждал: «Это — лучший хирург из всех, что у нас были. Нет, вы видели, как он меня вырубил!»
[Стюард был мудр. Наркоза ещё не знали, и единственный способ обездвижить буйного пациента был - как следует вломить ему по тыкве.]

Говорят, что Дойл - посередине. Но это не точно.