Дашкова, Екатерина Романовна

Екатери?на Рома?новна Да?шкова (17 (28) марта 1743, по другим сведениям 1744, Санкт-Петербург — 4 (16) января 1810, Москва), урождённая Воронцова, в замужестве княгиня Дашкова. Подруга и сподвижница императрицы Екатерины II, участница государственного переворота 1762 года (после совершения переворота Екатерина II охладела к подруге и княгиня Дашкова не играла заметной роли в делах правления). Одна из заметных личностей Российского Просвещения. В её мемуарах содержатся ценные сведения о времени правления Петра III и о воцарении Екатерины II («Mon Histoire, M?moires de la princesse Dachkoff» , «Мемуары княгини Дашковой», изданы в 1840 в Лондоне).

 

 

1. Молодые годы

Екатерина Воронцова была третьей дочерью графа Романа Воронцова, члена Сената и генерал-аншефа. Её дядя Михаил Илларионович и брат Александр служили в качестве государственных советников, брат Семён был известный англофил. Мать — Марфа Ивановна, урождённая Сурмина.

Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Михаила Илларионовича Воронцова. «Превосходное», по понятиям того времени, воспитание её ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению Екатерина сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Поездки за границу и знакомство со знаменитыми писателями много способствовали её дальнейшему образованию и развитию.

Она хорошо разбиралась в математике, которую изучала в Московском университете. Её любимыми писателями были Монтескьё, Вольтер, Буало и Гельвеций.

Екатерина демонстрировала с ранних лет "мужские" качества и "мужской" характер, что сделало её карьеру столь уникальной.

В шестнадцать лет вышла замуж за князя Михаила Дашкова, известного аристократа, ведущего свои корни от Рюриковичей, и переехала с ним в Москву.

2. Участие в политике

С ранних лет Екатерину постоянно занимали вопросы политики. Ещё в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовало развитию в ней честолюбия и желания играть историческую роль. До некоторой степени Екатерине это и удалось.

Ещё будучи молодой девушкой, она была связана со Двором и стала одной из ведущих личностей движения, поддержавшего Екатерину Алексеевну при восхождении на престол. Знакомство с вел. кн. Екатериной Алексеевной (1758 г.) и личное к ней расположение сделало Дашкову преданнейшей её сторонницей. Их связывали также и литературные интересы.

Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1761 г. по вступлении на престол Петра III. Участвовала в перевороте против Петра III, несмотря на то что её сестра Елизавета была его фавориткой и могла стать его новой женой. Задумав государственный переворот, и вместе с тем желая до времени оставаться в тени, Екатерина избрала главными союзниками своими Григория Григорьевича Орлова и княгиню Дашкову. Первый пропагандировал среди войск, вторая — среди сановников и аристократии. Благодаря Дашковой были привлечены на сторону императрицы граф Н. И. Панин, граф К. Г. Разумовский, И. И. Бецкой, Барятинский, А. И. Глебов, Г. Н. Теплов и др.

Когда переворот совершился, другие лица, против ожиданий Екатерины, заняли первенствующее место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы к Дашковой.

3. Поездки за границу

Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира князя Михаила Ивановича Дашкова (1764), Екатерина провела время в подмосковной деревне, а в 1768 г. предприняла поездку по России.

С Екатериной у Дашковой после событий 1763 года сложились не очень сердечные отношения, хотя она оставалась весьма преданной императрице. Однако ей часто не нравились фавориты императрицы, и нередко сердилась насчёт даров и внимания, которое им уделялось. Прямолинейные манеры Дашковой, её неприкрытое презрение к дворцовым фаворитам и чувство недооценки её заслуг создали отчуждение между ней и Екатериной, из-за чего Дашкова испросила позволение уехать за границу. Позволение было дано и спустя короткое время она уехала, оставаясь однако преданной соратницей и подругой Екатерины. Согласно некоторым сведениям, настоящей причиной отъезда Дашковой был отказ Екатерины назначить её полковником императорской гвардии.

В декабре 1769 года ей разрешено было заграничное путешествие. Дашкова в течение 3 лет посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию. Во время обширной поездки по Европе была принята с большим уважением при иностранных дворах. Её литературная и научная репутация обеспечила ей доступ к обществу учёных и философов в столицах Европы. В Париже она заложила крепкую дружбу с Дидро и Вольтером.

1775—1782 гг. она снова провела за границей ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в Эдинбургском университете. Она снова посетила Париж, Швейцарию и Германию, а также Италию. В Англии познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом. Когда она пребывала в Эдинбурге, она доверила обучение своего сына историку Уильяму Робертсону.

4. Управление академией и литературная деятельность

В 1782 Дашкова вернулась в российскую столицу и её отношения с Екатериной вновь улучшились. Екатерине очень нравился литературный вкус Дашковой, но главным образом ей импонировало желание Дашковой возвести русский язык в ранг великих литературных языков Европы.

Императрица, указом от 24 января (4 февраля) 1783 года, назначила Дашкову на пост директора Петербургской Академии наук при президентстве графа К. Г. Разумовского, который она занимала до 12 (23) ноября 1796 года (с 12 (23) августа 1794 года, когда Дашкова была уволена в отпуск, до 12 (23) ноября 1796 года, когда она была уволена от дел вовсе, её должность исправлял Павел Петрович Бакунин).

Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова стала первой женщиной в мире, которая управляла Академией наук. По её предложению была также учреждена 30 сентября (11 октября) 1783 года Императорская Российская академия, имевшая одной из главных целей исследование русского языка, и Дашкова стала её президентом[1].

По назначении директором Академии наук, Дашкова в своей речи выражала уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этой целью по её инициативе были организованы при академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4 летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей. Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов академии с 17 до 50, и воспитанников академии художеств — с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Дашковой академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге. Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген.

Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это-то именно время и появился целый ряд переводов, по преимуществу с классических языков.

По почину Дашковой был основан журнал «Собеседник любителей российского слова», выходивший в 1783 и 1784 (16 книжек) и носивший сатирическо-публицистический характер. В нём участвовали лучшие литературные силы: Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин. Здесь помещены были «Записки о русской истории» имп. Екатерины, её же «Были и небылицы», ответы на вопросы Фонвизина, «Фелица» Державина.

Самой Дашкова принадлежит надпись в стихах к портрету Екатерины и сатирическое «Послание к слову: так». Другое, более серьёзное издание: «Новые ежемесячные сочинения» начато было с 1786 г. (прод. до 1796 г.). При Дашковой начата новая серия мемуаров академии, под заголовком «Nova acta acad. scientiarum petropolitanae» (с 1783 г.). По мысли Дашковой издавался сборник при академии: «Российский Театр». Главным научным предприятием российской академии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежит собирание слов на буквы Ц, Ш, Щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества). 29 ноября 1783 года на заседании Российской академии Дашкова предложила использовать печатную букву «Ё».

Сбережение многих академических сумм, умелое экономическое управление академией — несомненная заслуга Дашковой. Лучшей оценкой её может служить то, что в 1801 г., по вступлении на престол императора Александра I, члены российской академии единогласно решили пригласить Дашкову снова занять председательское кресло в академии (Дашкова отказалась от этого предложения).

Кроме названных литературных трудов, Дашкова писала стихи на русском и французском языках (большею частью в письмах к императрице Екатерине), перевела «Опыт о эпическ. стихотворстве» Вольтера («Невинное упражнение», 1763, и отд., СПб., 1781), переводила с англ. (в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774), произнесла несколько акд. речей (написанных под сильным влиянием речей Ломоносова). Некоторые её статьи напечатаны в «Друге Просвещения» (1804 — 1806) и в «Новых ежемесячных сочинениях». Ей принадлежит также комедия «Тоисиоков, или человек бесхарактерный», написанная по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786), и драма «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы Коцебу: «Бедность и благородство души»). В Тоисиокове (человеке, желающем «и то и сио») видать Л. А. Нарышкина, с которым Дашкова вообще не ладила, а в противопоставляемой ему по характеру героине Решимовой — автора комедии.

Важным историческим документом являются мемуары Дашковой, изданные сначала на английском языке г-жей Вильмот в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Дашковой, появился позже («Mon histoire», в «Архиве кн. Воронцова», кн. XXI). Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т. д., кн. Дашкова не отличается беспристрастием и объективностью. Восхваляя имп. Екатерину, она почти не даёт никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в Записках как бы обвинение императрицы в неблагодарности. Далеко не оправдывается фактами подчёркиваемое бескорыстие автора мемуаров.

5. В опале

Новое неудовольствие императрицы Дашкова навлекла напечатанием в «Российском театре» (издававшемся при Академии) трагедии Княжнина «Вадим» (1795). Трагедия эта была изъята из обращения. В том же 1795 году выехала из Санкт-Петербурга и жила в Москве и своей подмосковной деревне. В 1796 году, тотчас по восшествии на престол, император Павел устранил Дашкову от всех занимаемых ею должностей, и приказал жить в новгородском её имении. Только при содействии имп. Марии Фёдоровны Дашковой разрешено было поселиться в Калужской губернии, а потом и в Москве, где она жила не принимая более участия в литературных и политических делах. Ее жизнь с той поры была тесно связана с имением Троицкое, которое она превратила в подобие земного парадиза.

Дашкова скончалась 16 января 1810 года и была погребена в храме Живоначальной Троицы в селе Троицком в Калужской губернии. К концу XIX века следы надгробия были практически затеряны. 22 октября 1999 года по инициативе МГИ им. Е. Р. Дашковой надгробие было восстановлено и освящено архиепископом Калужским и Боровским Климентом. Установлено место, где она была погребена: «в трапезной части церкви „в левой стороне трапезной, против столба“, в её северо-восточном углу в склепе, расположенном под полом. Устройство усыпальницы представителей княжеских родов в храме соответствовало русской мемориальной традиции. На стене трапезной между вторым и третьим окнами была помещена медная доска, на которой был текст эпитафии, составленный племянницей Дашковой Анной Исленьевой: „Здесь покоятся тленные останки княгини Екатерины Романовны Дашковой, урожденной графини Воронцовой, штатс-дамы, ордена св. Екатерины кавалера, императорской Академии наук директора, Российской Академии президента, разных иностранных Академий и всех российских ученых обществ члена. Родилась 1743 года марта 17, скончалась 1810 января 4. Сие надгробие поставлено в вечную ей память от приверженной к ней сердечной и благодарной племянницы Анны Малиновской, урожденной Исленьевой“. В настоящее время церковь восстановлена, на могиле сделана надгробная плита».

6. Дети

От брака с М. И. Дашковым имела дочь и двух сыновей :
Анастасия (1760—1831), получила блестящее домашнее воспитание, в 1776 году вышла замуж за Андрея Евдокимовича Щербинина. Супруги подолгу жили врозь, часто ругались и периодически расходились. Анастасия Михайловна была скандалисткой, беспорядочно тратила деньги, влезала в долги. В 1807 году Екатерина Романовна лишила дочь наследства и запретила впускать к себе даже для последнего прощания.
Михаил (1761—1762)
Павел (1763—1807), московский губернский предводитель дворянства; завещал свое имущество графу Ивану Илларионовичу Воронцову, которому император Александр I разрешил именоваться Воронцовым-Дашковым. Был женат с 14 января 1788 года на неродовитой и нетитулованной дочере купца Анне Семёновне Алферовой (1768—1809). Супружество Павла Михайловича не было счастливым, и супруги недолго жили вместе. Видимо, справедливо замечание современника, писателя-мемуариста Ф. Ф. Вигеля о том, что князь Дашков «долго не задумался, взял да и женился, не быв даже серьезно влюблен». Екатерина Романовна не желала признавать семью сына и свою невестку увидела впервые только после смерти сына в 1807 году, спустя 19 лет после их свадьбы.

7. Память

В Петербурге на пр. Стачек сохранилась усадьба Дашковой — Кирьяново.

В подмосковном Серпухове одна из улиц города носит имя Екатерины Дашковой, а на территории Серпуховского района имеется деревня, названная в честь Дашковой — [1].

В 1992 году был создан Московский гуманитарный институт имени Е. Р. Дашковой. При МГИ им. Е. Р. Дашковой существует Дашковское общество, изучающее наследие выдающегося государственного деятеля XVIII столетия Е. Р. Дашковой.

В 1999 году МГИ им. Е. Р. Дашковой была учреждена Медаль княгини Дашковой «За служение Свободе и Просвещению».