Прежде разложим все "товары" по полочкам... Вот бесспорный факт: один из снарядов, выпущенных с эскадры, случайно попал в легендарный крейсер "Аврора", причем при взрыве священнику крейсера оторвало руку; огнем нашей же артиллерии был потоплен один английский тресколов, среди рыбаков имелись тяжело раненные, - этот факт тоже бесспорный, и мы его не отрицаем.

Эскадра ушла, а среди траулеров на Доггер-банке остался недвижим, будучи поврежден, один неизвестный миноносец. Английские газеты с возмущением писали, что "один из русских миноносцев до утра оставался на месте происшествия и не оказал никакой помощи рыбакам". Теперь Англия, встав на дыбы, требовала от России предания суду не только Рожественского, но и командиров кораблей, а в особенности командира этого миноносца... Когда же тресколовы прибыли в порт Гулля, рыбаков обступили лондонские журналисты.

- Проклятье! - заявили им рыбаки. - Мы не знали, что русские моряки такие изверги. Они даже оставили свой миноносец, но его команда не почесалась, чтобы помочь нашим раненым...

Между тем русских миноносцев на Доггер-банке не было!

Отрывок:

А дальше и началось все то позорное, что вошло в историю международных отношений под названием "Гулльский инцидент" (ибо пострадавшие при стрельбе рыбаки были приписаны к английскому порту Гуллю). Лондонские газеты раздували истерию в Европе, русские корабли они называли не иначе как "эскадрой бешеной собаки"; британские адмиралы угрожали перетопить русских моряков еще в европейских водах. Сразу же началась мобилизация флота Англии, могучий флот королевской метрополии перебазировался к Гибралтару, дабы перехватить эскадру Рожественского и уничтожить ее в океане. Англия, помогая японцам, призывала все страны мира не давать русской эскадре ни куска угля, ни единой галеты, ни одного банана, ни литра пресной воды... Связанная трудной войной на Востоке, Россия никак не могла допустить войны и на Западе. Первым делом русская казна щедро выплатила семьям пострадавших рыбаков колоссальную сумму в 65 000 фунтов стерлингов; Петербург предложил европейским державам расследовать конфликт в Международной Следственной Комиссии, созданной на основах мирной Гаагской конференции. Англия на эти условия согласилась.

В декабре 1904 года Комиссия собралась в Париже; в нее вошли почетные адмиралы Англии, США, Франции и Австрии; русский флот представлял адмирал Дубасов, и надо сказать, что положение Дубасова было незавидное,.

В последнем издании советской "Истории дипломатии" четко сказано, что "подобные случаи бывали в военных условиях и раньше. Сам по себе Гулльский инцидент был не столь уж серьезным. В 1900 году во время народного восстания в Китае английские моряки убили там несколько русских солдат, приняв их за боксеров..."

- Но ведь Россия, - говорил Дубасов, - не объявила войны Англии, все закончилось тем, что англичане извинились перед нами, и только... Наша эскадра не убивала рыбаков! Не забывайте, что тресколовы угодили под огонь снарядов, рвавшихся на перелетах. Именно на этих перелетах заодно с вашими рыбаками пострадали и наши крейсеры, где тоже имеются роковые жертвы.

Комиссия настаивала, что загадочные миноносцы "возникли в расстроенном воображении" адмирала Рожественского, а в Европе никто не мог видеть японских миноносцев:

- Никто! Кроме нервных моряков эскадры Рожественского.

- Согласен, что никто их не видел, - огрызался Дубасов. - Но мы-то, русские моряки, видели их...

Он предъявил Комиссии ленты "беспроволочного телеграфа", в которых заключались провокационные вопросы эскадре от загадочных судов, но эти вещественные доказательства не были приняты во внимание. Комиссия получила телеграмму и от самого Рожественского; вице-адмирал, продолжая вести эскадру дальше, следил за английской прессой и обратил внимание, что на месте Доггер-банки, как засвидетельствовано самими рыбаками, до самого утра оставался неизвестный миноносец, поврежденный огнем русской артиллерии.

- Вот этот факт как вы объясните? - спрашивал Дубасов.

- Это ваш миноносец, - отвечали ему адмиралы.

- Не правда! Наши миноносцы в день столкновения на Доггер-банке ночевали уже во французском порту Бресте.

Проверили - да, верно: Дубасов оперировал точными фактами. Тогда англичане отступили на заранее подготовленные позиции:

- Мы согласны, что ваших миноносцев там не было. Но дело в том, что и наши рыбаки тоже ошиблись. На Доггер-банке вообще не было миноносцев. Рыбаки приняли "Камчатку" за.., миноносец!

Начинался фарс. Дубасов заявил, что плавучая мастерская "Камчатка" так же напоминает миноносец, как носорог котенка. Американский адмирал и французский разводили руками:

- Нас просто кто-то дурачит... Дубасов прав! Англичане спешно замазывали громадные щели в той коварной политике, какую они сыграли в союзе с Японией; понимая, что миноносцы, вызвавшие своим появлением Гулльский инцидент, хорошо спрятаны на их базах, они теперь стали утверждать, что:

- Невиновность русской эскадры можно доказать в трех случаях: если в портах Европы будут обнаружены поврежденные миноносцы; если в бортах русских кораблей обнаружатся торпедные пробоины; если в районе Доггер-банки выловят торпеды...

Адмирал Дубасов осатанел вконец и сказал, что русские моряки не в цирке фокусы показывают, а найти миноносец в Европе - это все равно что искать иголку в стоге сена; броненосцы Рожественского, слава богу, не торпедированы, а сами торпеды, которые англичане призывают нас искать в море, имеют особый клапан затопления, и, пройдя предельное расстояние, они самозатопляются.

- Или прикажете нам облазать грунт всей Доггер-банки?

Сыграли отбой! Комиссия сочла своим "приятным долгом единодушно заявить, что адмирал Рожественский лично сделал все, что было возможно, чтобы воспрепятствовать стрельбе в рыболовов... Заканчивая рапорт свой, международные комиссары заявляют, что суждения, в нем формулированные, по их мнению, НЕ БРОСАЮТ НИКАКОЙ ТЕНИ НА ВОЕННЫЕ СПОСОБНОСТИ ИЛИ НА ЧУВСТВА ЧЕЛОВЕЧНОСТИ АДМИРАЛА РОЖЕСТВЕНСКОГО И ЛИЧНОГО СОСТАВА ЕГО ЭСКАДРЫ".

Итак, вроде бы все закончилось как надо.

Но тут рыбаки случайно выловили торпеду марки завода Шварцкопфа - она была сильно разбита в прибрежных бурунах, но все же стало ясно, что торпеда германского производства.

Ко многим загадкам прибавилась еще одна!