Главная Баязет

Роман Баязет Валентин Пикуль

Баязет Пикуль

Роман Баязет по праву носит звание одного из масштабнейших произведений литературы, посвященных русской истории. В основе сюжета русско-турецкая война, в частности осада крепости Баязет. Это дебютный роман Валентина Пикуля, с которого он начал работу над страницами русской истории, передавая ее через художественные произведения – исторические романы.

Умелым слогом писатель сумел передать не только хронологию событий, в своем произведении он раскрыл всю трагичность войны: перевернутые судьбы, людские жертвы ради страны, ради чести.

Роман Баязет – это книга об отваге и трусости, о нравах Востока и жизни военного времени. Невозможно прочувствовать всю горечь потерь, лихой вихрь сражений, тяжесть осады в простых описаниях событий – автор делает это через призму судеб героев. «Славное баязетское сидение» – так впоследствии назвали оборону крепости небольшим гарнизоном солдат, в традиционной истории ему посвящено несколько сухих строчек, в романе Баязет сюжет разворачивается в точности с реальными событиями.

Как случилось, что крепость оказалась в осаде? Кто виноват? Как жилось простым солдатам в этих условиях? Откуда пришло спасение? Обо всем этом рассказывает роман Баязет.

 

От автора

Баязет — это мой первый исторический роман. Первый — не значит лучший. Но для меня, для автора, он всегда останется дороже других, написанных позже. Двадцать лет назад наша страна впервые раскрыла тайну героической обороны Брестской крепости летом 1941 года.

Невольно прикоснувшись к раскаленным камням Бреста, я испытал большое волнение… Да! Я вспомнил, что нечто подобное было свершено раньше. Наши деды завещали внукам своим лучшие традиции славного русского воинства. Отсюда и возник роман Баязет — от желания связать прошлое с настоящим. История, наверное, для того и существует, чтобы мы, читатель, не забывали о своих пращурах.

В этом романе отражены подлинные события, но имена некоторых героев заменены вымышленными.

Валентин Пикуль

Отрывок

Офицера трясла лихорадка. Трясла не вовремя — на службе, на кордоне. Он схватил ее, заодно с Георгиевским крестом за храбрость, в тяжком Хивинском походе.
Это было четыре года назад.
— Неужто четыре? ..
За стеной ревели некормленые верблюды. Он лежал на топчане, старенькая шашка свисала на земляной пол. Хитрющие персидские клопы падали с потолка.
— А кажется, четыре, — покорно согласился офицер и потянул на себя шинелишку, прожженную у костров.
Тут его снова скрутило. Сначала кинуло вбок — прилепило к стене. Потом, словно в падучей, выгнуло дугой, поставив на затылок и на пятки, как горбатый мост.
И началось.
— Время то то то, — тряско стучал он зубами, — летит то то то как… Все летит и летит…
Вошел старый солдат, внимательно посмотрел себе под ноги и что то долго растирал на полу разбухшим сапожищем.
— Ваше благородие, — лениво буркнул он, — конвой казачий с Тифлису: барыня куды то волокется… — Высосав полстакана водки, настоянной на хине, офицер шагнул из дощатой сторожки. Двое верблюдов, грязных и тощих, лежали у дороги на привязи: было велено держать их здесь, дабы лошади привыкали к уродству природы и не пугались караванов из Персии.
Возле шлагбаума, в окружении конных казаков, мокла под косым дождем крытая войлоком коляска.
— Куда держите путь, су су сударыня?
Из дормеза уютно и забыто, как ласка матери, пахнуло на офицера женским теплом, и молодая дама в ротонде из синего плюша с удивлением огляделась вокруг.
— Я, сударь, спешу, — сказала она. — Мой лазарет — номер одиннадцать. Эриванский отряд генерала Тер Гукасова… Баязет — кажется, так зовут это место, куда мне нужно. А комендантом в Игдыре — мой супруг, полковник Хвощинский… Казаки! — поманила их спутница рукой в серебристой перчатке. — Поднимите кошму, чтобы виден был красный крест!
— Хвощинский? — неловко приосанился офицер. — Имею честь знать: еще по Самарканду и Хиве… Антипов, — повелел он, захлопывая дверцу коляски, — шлагбаум подвы высь!
Скрипнув колесами по мокрой щебенке, коляска тронулась.
Казаки вытянули усталых лошадей нагайками. Опрокинув наотмашь пики, пригнулись в седлах.
И офицер, обругав службу, вернулся в караулку.
— Сударыня, — медленно произнес он, проверяя себя, — подвысь… Хвощинский… честь имею…
Офицер успокоился: зубы уже не стучали.
Раскрыв кордонный журнал, примотанный цепью к ножке стола (чтобы проезжие казаки не извели его на самокрутки), он ковырнул пером в чернильной склянице.

Последняя запись в журнале была такова:
Мимо кордона, направляясь по делам службы в гарнизон Игдыра, проследовали без конвоя, за что им было сделано внушение: инженерный прапорщик Ф. П. фон Клюгенау и поручик Уманского казачьего полка А. Е. Карабаноа.
И немного ниже караульный офицер записал:

По дороге на Баязет, через Эчмиадзинский монастырь, проехала молодая прекрасная дама (слово «прекрасная» он тут же зачеркнул, а «молодая» решил оставить), супруга игдырского коменданта. При даме конвой — шестеро казаков линейной службы.
Написав, он подумал, что в Баязет этой даме не попасть. Там сидят курды, черкесы и турки. И точат сабли. И режут армян. И грабят аулы. Готовятся… Газават!

Но исправить ошибку не захотелось, и офицер, бренча шашкой, снова завалился на топчан…

Валентин Пикуль. Баязет

Комментарии:
0 Сергей 2012-11-19 14:14
У меня не комментарий, а вопрос,на который нигде не могу найти ответ. С чем связано упоминание в романе Елабужского уезда (эпизод получения Карабановым денежного довольствия для офицеров крепости)?

Ответ: Очевидно автору надо было, что бы его герой "два трехлетия состоял предводителем дворянства" какого-то уезда)

Исторические романы